Печать

А.Н.Островский. Из письма к Е.Н.Васильевой (Лавровой), 8 июня 1865 г.

Из Симбирска мы вам писали, а из Самары и рады бы написать, да нечего, - город большой, купеческой, жизнь благочестивая, семейная, без удовольствий (нравы жестокие), необразование полное, - кумысные заведения Аннаева и Постникова не процветают, больных мало, больше всех пьет кумысу здоровый Рассказов.

 

Степан Петров (Скиталец). "Огарки", март 1906

Это было в холерный год на Волге... Весь город обнимала непривычная, многозначительная тишина. Этот прежде шумный, безолаберный город, где всегда на улицах было много пьяных, а местное население оглашало воздух визгом гармоники, бранью и воинственными криками уличной драки, - этот типично волжский город вдруг притих, отрезвел и задумался.


Борис Пастернак. Из письма, 1916

Самара — лучший, греховнейший, элегантнейший и благоустроеннейший кусок Москвы, выхваченный и пересаженный на берега Волги. Прямые асфальтированные бесконечные улицы, электричество, трамвай, Шанксовско-Бишковские витрины, кафе, лифты, отели на трех союзных языках с английской облицовкой, пятиэтажные дома, книжные магазины и т. д. Дороговизна ужасающая.  
 

Алексей Толстой. "Краткая автобиография", 1942

Люди спивались и свинели в этом страшном, пыльном, некрасивом городе, окруженном мещанскими слободами…

 

Борис Гребенщиков. Из текста песни «Кострома mon amour», 1994

Я бы жил себе трезво, я бы жил не спеша -
Только хочет на волю живая душа;
Сарынью на кичку - разогнать эту смурь...
Ох, Самара, сестра моя;
Кострома mon amour.

 

Геннадий Мельников. Из поэмы «Самара», 1998

Эх, Самара, - жисть бедова!
Сердцем в плоть твою я врос.
Это женственное слово
доведет меня до слез.
 
Пусть Парижу ты не пара.
Мне плевать.
Не в этом соль.
Это ты, моя Самара.
И любовь моя.
И боль.

 

Сергей Лейбград. Из статьи "Самара — родина слонов: Беглые литературные заметки о городе литературных беглых" (Новое литературное обозрение. 2000. № 46)

"Самара всегда была более именем, словом, нежели реальностью. Более мифом, нежели историей. О виртуальности Петербурга известно всем. Виртуальность Самары до сих пор всерьез не исследована, не осмыслена, не освоена и потому — гораздо убедительнее и, одновременно, незаметнее". 

"Любопытно предписание Годунова Засекину (сам я этот легендарный документ не видел, но слышал о нем от некоторых местных краеведов, «стеснявшихся» в советские времена придать его публичной огласке): «Основать город-крепость Самару и заселить ее сволочью»".

 

Виталий Лехциер. "Вместо экскурсии", 2000

В сторону Безымянки -
гомики, лесбиянки,
фабрики, рынки, янки.
 
По направлению к центру -
профессора, доценты,
клубы и президенты,

билдинги и премьеры,
каменные примеры -
революционеры.

В сторону Льва Толстого
нет ничего крутого.
Только до полшестого.

В сторону Черной речки -
лавочки, случки, печки.
 
К Волге - ступени власти,
госпитали, санчасти.

К станциям электрички -
дочка, жена, сестрички,
мойры и web-странички.

 

Георгий Квантришвили

* * *

Его улицы мной изучены,
Словно линии на руке –
Город, вздувшийся у излучины
На великой русской реке.
Впрочем, что тут сугубо русского,
Кроме грязи и бардака,
Разве сжавшая мозг и мускулы
Изнуряющая тоска…

 

Сергей Лейбград

Будучи неотчуждаемой частью моего зрения
изображение не сходит с экрана. Воображения
не достаёт, чтоб спрятаться. Праздничное убранство,
вода, высота, прелести замкнутого пространства
ни за какие подвиги принадлежат повесе.
Тот, кто вчера повесился, завтра уже воскресе.
Детские страхи сумерек, чистый соблазн отчаяния.
Здесь в Самаре на самом краю молчания
женские рифмы, нервные окончания...